Гибель санитарной эскадры: рассказ о расстреле парохода с ранеными

Гибель санитарной эскадры: рассказ о расстреле парохода с ранеными
В первые же дни Великой Отечественной войны в составе Черноморского флота был создан отряд санитарных кораблей, координирующий центр которого расположился в порту Сочи. В районе Одессы, Очакова и Николаева уже шли ожесточенные бои, вражеские самолеты не раз бомбили Севастополь. Повсюду было множество раненых бойцов, беженцев, детей и женщин. Всех их надо было срочно вывозить из фронтовой полосы на Черноморское побережье Кавказа, где разворачивались эвакуационные пункты и стационарные госпиталя. В отряд были включены пассажирские суда «Молдавия» и «Чехов», переоборудованный под военные нужды торговый пароход «Пестель», круизные теплоходы «Абхазия», «Армения», «Грузия», «Сванетия», плавбаза «Львов». Командовать отрядом было поручено опытному моряку капитану I ранга Константину Андреусу. Главным хирургом всех санитарных морских транспортов был назначен Евгений Рагозин. На бортах судов были нарисованы крупные красные кресты, отлично различимые с моря и с воздуха. У всех теплилась надежда, что санитарные суда враги все-таки не станут бомбить или обстреливать торпедами. Но эти надежды были напрасными… В октябре 1941 года санитарный транспорт «Молдавия» взял на борт под Одессой около 200 раненых солдат и моряков. Выйти в открытое море «Молдавии» не дали. Неожиданно налетело целое звено немецких бомбардировщиков, обрушив на палубу целый град бомб. На транспорте был гражданский экипаж, весь медицинский персонал тоже был укомплектован штатскими людьми. Они вначале были уверены, что немецкие летчики просто не видят красного креста, не разобрали, что это санитарное судно. Даже пытались что-то кричать. Однако самолеты били прямо по «Молдавии», используя красный крест в виде мишени. Все стало ясно: у летчиков такой приказ — убивать безоружных! Никто из моряков и пассажиров «Молдавии» добраться до берега не смог… Потом погибла «Сванетия». Судно шло из Севастополя в Сочи, вывозя из осажденного госпиталя наиболее тяжелых, лежачих раненых. Во время налетов врач-хирург «Сванетии» Валерий Итин делал сложную операцию раненому моряку. Он не обращал никакого внимания на взрывы бомб и торпед, на крики людей. Когда корабль стал тонуть, ассистировавшие хирургу сестры предложили врачу надеть спасательный пояс и поскорее покинуть судно. А находящийся без сознания моряк? Как же он? Хирург отпустил сестер и остался в операционной. Не смог бросить своего пациента, погиб вместе с раненым, которого оперировал. Имя Валерия Итина после этого было навечно занесено в списки личного состава Главного Черноморского военно-морского госпиталя. В феврале 1943 года неподалеку от Новороссийска звено торпедных катеров расстреляло санитарное судно «Пестель». Спастись удалось только одной медсестре — Валентине Никулиной. Ее случайно подобрали моряки возвращавшегося с задания торпедного катера.  Дошел до Победы  Оставался только санитарный транспорт «Львов». Он раз за разом совершал свои рейсы из Севастополя и Керчи в Сочи. По корабельному паспорту на борт «Львова» можно было брать 299 пассажиров и 264 тонны груза. При перегрузке в море выходить запрещалось. Однако в военных условиях об этих требованиях было забыто, санитарный транспорт порой перегружали в три раза. В сентябре 1942 года судно шло с ранеными в Сочи. Неподалеку от курортного поселка Хоста на транспорт налетели 16 вражеских самолетов. В пике одновременно заходило по нескольку самолетов, одного «юнкерса» даже удалось сбить из зенитного орудия. Но воздушные атаки продолжались, в носовой части корабля возник пожар, «Львов» получил несколько пробоин и стал тонуть. Чтобы спасти транспорт, капитан-лейтенант Валерий Ушаков с ходу выбросил его на береговую полосу. Из ближайшего госпиталя, которых в Хосте было немало, сразу же пришла подмога, всех раненых удалось эвакуировать. Несколько дней на судне шли восстановительные работы, затем оно было снято с мели и отправилось в очередной рейс. Только за период с 1 декабря 1941 года по 30 апреля 1943 года санитарный транспорт прошел более 18 тысяч морских миль, вывез из прифронтовой полосы 24 тысячи раненых бойцов. Кто-то из моряков вел необычную статистику. С его слов в судовом журнале было записано, что на «Львов» за это время было сброшено 728 авиационных бомб, выпущено 57 торпед. Судно не раз выходило из строя, но продолжало жить. Из всего отряда санитарных кораблей Черноморского флота до Победы он дошел в одиночестве… * * * Через много лет после окончания Великой Отечественной войны в нашей стране были изданы мемуары гитлеровского генерала Курта Типпельскирха. Опубликовало книгу Министерство обороны СССР, она предназначалась для слушателей военных академий. Анализируя причины поражения фашистов, генерал подчеркивал, что «наряду с умением русских мобилизовать свою промышленность, сформировать боеспособные воинские дивизии и научиться искусно планировать военные операции была еще одна причина побед Красной Армии — четкая работа всей госпитальной службы». Наши раненые бойцы быстрее поправлялись, чаще возвращались в строй, вновь били врага. Одним из главных госпитальных центров страны и был во время Великой Отечественной войны город Сочи. За этот подвиг он даже был награжден орденом Великой Отечественной войны I степени. Боевой орден сугубо мирного города-курорта. И еще 329121 спасенная жизнь раненых бойцов. Этого мы не забудем никогда… Игорь СИЗОВ. Сочи. Ранее писали:  Сочи - город-госпиталь: на операционном столе… мина. В начале 1943 года в эвакогоспиталь доставили с фронта здоровенного моряка, грудь которого была туго забинтована. Осколочное ранение. Бойца направили на рентген, и Иван Агеенко пришел взглянуть, что же за осколок засел у него в груди. Ранее писали:  Подвиг милосердия: о сочинских врачах-героях в годы Великой Отечественной войны. В Сочи был совершен подвиг во имя жизни, настоящий подвиг милосердия. В День Победы 9 Мая 1945 года людей в белых халатах поздравляли так же искренне, как и бойцов, ходивших по городу в военной форме. Тогда же собравшиеся на Театральной площади горожане поклялись никогда не забывать солдат, павших в боях за свободу и независимость нашей Родины, а также вечно помнить медиков, которые всю войну спасали раненых солдат. И еще было решено установить на одной из городских площадей монумент, который увековечил бы память о самоотверженной работе врачей и медицинских сестер. История идет по спирали: война была неизбежна…Перебираю свои архивы, где сохранились записи той встречи с фронтовиками, и поражаюсь, насколько они перекликаются с нашими днями, когда по всей Европе сносятся памятники советским воинам-освободителям, когда Россия ведет специальную военную операцию на Украине, где возродился фашизм.